Экспертиза при определении места жительства ребенка

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 1 октября 2013 г. N 2-КГ13-3

Экспертиза при определении места жительства ребенка

Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 1 октября 2013 г.

N 2-КГ13-3 “К участию в деле об определении места жительства ребенка должны быть привлечены органы опеки и попечительства по месту жительства каждого из родителей в качестве государственных органов, компетентных давать заключение по делу, а не третьих лиц.

В случае возникновения при рассмотрении дела об определении места жительства ребенка с одним из родителей вопросов, требующих специальных знаний в области психологии и психиатрии, неназначение судом экспертизы является существенным нарушением норм процессуального права” (извлечение)

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 1 октября 2013 г. N 2-КГ13-3″К участию в деле об определении места жительства ребенка должны быть привлечены органы опеки и попечительства по месту жительства каждого из родителей в качестве государственных органов, компетентных давать заключение по делу, а не третьих лиц. В случае возникновения при рассмотрении дела об определении места жительства ребенка с одним из родителей вопросов, требующих специальных знаний в области психологии и психиатрии, неназначение судом экспертизы является существенным нарушением норм процессуального права”

(извлечение)

П. обратился в суд с иском к Е. об определении места жительства несовершеннолетнего А. и взыскании алиментов в твердой денежной сумме, указав в обоснование своих требований следующее.

В настоящее время стороны проживают раздельно.

Истец полагал, что жилищные условия по месту жительства отца и обстановка, которая сложилась в месте проживания отца ребенка, наиболее благоприятны для несовершеннолетнего.

Просил определить место жительства А. по месту жительства отца П., взыскать с Е. в его пользу алименты на содержание сына А. по 0,1 прожиточных минимума, с индексацией пропорционально росту величины прожиточного минимума, ежемесячно, до наступления совершеннолетия ребенка.

Е. исковые требования не признала, обратилась с встречным иском к П. об определении места жительства ребенка и взыскании алиментов, указав в обоснование своих требований, что она состояла в фактических брачных отношениях с П. с июля 2007 г., вместе проживали одной семьей сначала в г.

 Москве в ее квартире, а позже с мая 2010 г. в г. Вологде. 1 февраля 2010 г. в г. Москве у них родился сын А. Полагала, что несовершеннолетнему лучше всего жить с матерью. Просила определить место жительства несовершеннолетнего А. с ней., взыскать с П. алименты на содержание А.

до его совершеннолетия в размере 1/4 со всех видов дохода.

Представитель органа опеки и попечительства в лице администрации г. Вологды и представитель Службы по правам ребенка правительства Вологодской области, участвующие в судебном заседании в качестве третьих лиц, указали, что наиболее целесообразным было бы определить место жительства ребенка с отцом П., в настоящее время для ребенка у отца созданы наиболее благоприятные условия.

Решением Вологодского городского суда Вологодской области от 10 октября 2012 г.

, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 19 декабря 2012 г., исковые требования П. удовлетворены частично: местом жительства А.

определено место жительства его отца П. В удовлетворении остальных требований П. и встречных исковых требований Е. отказано.

В кассационной жалобе Е. просила об отмене состоявшихся по делу постановлений.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 1 октября 2013 г. признала, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 ГПК РФ, для отмены состоявшихся судебных постановлений в кассационном порядке, указав следующее.

Удовлетворяя заявленные П. требования об определении места жительства несовершеннолетнего А. по месту жительства отца, суд сослался на ст.ст. 65, 66 СК РФ, постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 10 “О применении судами законодательства, связанного с воспитанием детей”, а также заключение Управления образования администрации г. Вологды.

С выводами суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции.

Между тем п. 1 ст. 3 Конвенции о правах ребенка провозглашено, что во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.

Согласно п. 3 ст. 65 СК РФ место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей. При отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом мнения детей.

При этом суд учитывает привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам, возраст ребенка, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (род деятельности, режим работы родителей, материальное и семейное положение родителей и другое).

В соответствии со ст.

 78 СК РФ при рассмотрении судом споров, связанных с воспитанием детей, независимо от того, кем предъявлен иск в защиту ребенка, к участию в деле должен быть привлечен орган опеки и попечительства.

Орган опеки и попечительства обязан провести обследование условий жизни ребенка и лица (лиц), претендующего на его воспитание, и представить суду акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора.

В силу ст. 4 Конвенции о правах ребенка на государство и органы опеки и попечительства возложены обязанности принимать все меры для защиты прав ребенка. Данной норме корреспондирует п. 1 ст.

 78 СК РФ, согласно которому при рассмотрении судом споров, связанных с воспитанием детей, к участию в деле независимо от того, кем предъявлен иск в защиту интересов ребенка, должен быть привлечен орган опеки и попечительства.

Закон предусматривает участие органов опеки и попечительства в рассмотрении споров, связанных с воспитанием детей, как в качестве стороны по делу (истца), так и в качестве государственного органа, компетентного дать заключение по существу спора (п. 1 ст. 34 ГК РФ, ч. 1 ст. 6 Федерального закона от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ “Об опеке и попечительстве”).

Если родители ребенка имеют разное место жительства, то участие в деле органов опеки и попечительства как по месту жительства отца, так и по месту жительства матери ребенка является обязательным. Причем эти органы обязаны участвовать в деле в качестве государственных органов, компетентных дать заключение по существу спора, а не в качестве третьих лиц.

При рассмотрении судом дел, связанных с воспитанием детей, в соответствии с ч. 2 ст. 47 ГПК РФ и ст.

 78 СК РФ к участию в деле, независимо от того, кем предъявлен иск в защиту интересов ребенка, должен быть привлечен орган опеки и попечительства, который обязан провести обследование условий жизни ребенка и лица (лиц), претендующего на его воспитание, а также представить суду акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора, подлежащее оценке в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами (п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 10 “О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей”).

В указанных случаях органы опеки и попечительства относятся не к третьим лицам, а к лицам, участвующим в деле в качестве государственного органа, компетентного дать заключение по существу спора.

Основанием их участия по делу являются интерес государства в правильном разрешении дел, имеющих важную социальную направленность, и защита интересов несовершеннолетних, не имеющих возможности самостоятельно участвовать в процессе и защищать свои интересы.

Однако, рассматривая настоящее дело, суд привлек к участию в деле органы опеки и попечительства по месту жительства отца несовершеннолетнего ребенка П., а также орган опеки и попечительства по месту жительства матери несовершеннолетнего ребенка Е. в качестве третьих лиц, что является неправильным.

В соответствии с ч. 2 ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

По данному делу по требованиям родителей об определении места жительства ребенка одним из юридически значимых и подлежащих доказыванию с учетом подлежащих применению норм материального права являлось выяснение вопроса о том, проживание с кем из родителей (матерью или отцом) наиболее полно будет соответствовать интересам ребенка.

Именно исходя из интересов ребенка суд должен был решить вопрос об удовлетворении или отказе в удовлетворении требования П. об определении места жительства ребенка с ним и встречного иска Е. об определении места жительства ребенка с нею.

В нарушение норм чч. 1 и 4 ст. 67, ч. 4 ст.

 198 ГПК РФ, перечислив в решении доводы сторон и доказательства, представленные ими в обоснование своих требований и возражений, суд не отразил в решении мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими, т.е. решение суда нельзя признать мотивированным.

При этом судом не учтено, что при рассмотрении дела он обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, иное приводило бы к тому, что право на судебную защиту, закрепленное в ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации, оказывалось бы существенно ущемленным.

В соответствии с ч. 3 ст. 38 ГПК РФ стороны пользуются равными процессуальными правами и несут равные процессуальные обязанности.

Равенство сторон подразумевает, что каждой из сторон предоставляется адекватная возможность представлять свои интересы по делу, включая доказательства, в соответствии с условиями, которые не ставят ее в значительной степени в невыгодную позицию к своему оппоненту.

В судебном заседании 10 октября 2012 г. приобщены к материалам дела заключения врача-невролога за период с декабря 2011 г. по август 2012 г. Согласно данным заключениям врача-невролога у несовершеннолетнего А.

наблюдалось ухудшение психологического и неврологического состояния, поставлен диагноз: астено-невротический синдром.

Невролог своим заключением установила причинно-следственную связь такого состояния ребенка именно с негативным влиянием матери и старшего брата.

Вместе с тем данные вопросы требуют специальных знаний в области психологии.

В соответствии со ст.

 79 ГПК РФ при возникновении вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам. Каждая из сторон и другие лица, участвующие в деле, вправе представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы.

Окончательный круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта, определяется судом. Отклонение предложенных вопросов суд обязан мотивировать.

Указанные заключения получены П. во внесудебном порядке и в этой связи Е.

было заявлено ходатайство о проведении по делу комплексной психолого-психиатрической экспертизы для изучения внутрисемейных отношений и взаимоотношений ребенка с каждым из родителей; выявления психологических особенностей каждого из родителей и ребенка; для психологического анализа ситуации в целом (семейного конфликта); определения наличия или отсутствия психологического влияния на ребенка со стороны одного из родителей, однако данное ходатайство было отклонено судом первой инстанции.

Таким образом, вопросы, связанные с выяснением индивидуально-психологических особенностей всех членов семьи, мотивов поведения, особенностей личных отношений родителей друг к другу и к ребенку, способных повлиять на обеспечение ребенку условий для воспитания и полноценного психического развития, судом исследованы не были, вследствие чего решение по делу не может считаться законным и обоснованным.

При таких обстоятельствах неназначение экспертизы существенно ущемило права Е. и привело к вынесению решения, не соответствующего требованиям ч. 1 ст. 195 ГПК РФ.

В нарушение требований абз. 2 ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ судом апелляционной инстанции было отказано Е. в приобщении к делу заключения специалиста в области психологии, который ставил под сомнение профессиональную компетенцию невролога.

В частности: диагностика психологического состояния, характера отношений между родителями и детьми и выдача психологических рекомендаций не входит в компетенцию врача-невролога. Установление психиатрического диагноза не входит в компетенцию невролога.

Если врач-невролог выявляет эмоциональные и поведенческие нарушения, не связанные с заболеванием центральной нервной системы, он должен направить ребенка к специалисту смежного профиля – детскому психологу или психиатру.

Данные заключения не могли быть представлены в суд первой инстанции, так как заключения невролога приобщены к материалам дела в день принятия решения судом первой инстанции.

Более того, при рассмотрении апелляционной жалобы Е. суд апелляционной инстанции сослался на заключения врача-невролога, подтверждающие обоснованность выводов суда первой инстанции о необходимости определения места жительства ребенка с отцом, тогда как указанные заключения предметом исследования суда первой инстанции не являлись и суд им правовой оценки в решении не давал.

Приобщив к делу данные заключения в числе других представленных по делу письменных доказательств, суд формально огласил их, не приведя в отношении них каких-либо выводов в тексте решения суда.

Суд апелляционной инстанции не исследовал оспариваемые доказательства в судебном заседании и в нарушение положений ст. 67 ГПК РФ не дал им оценки по правилам суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение Вологодского городского суда Вологодской области от 10 октября 2012 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 19 декабря 2012 г. отменила, передала дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70599846/

Судебная психологическая экспертиза по делам об определении места жительства ребенка

Экспертиза при определении места жительства ребенка

Кудзилов Дмитрий Борисович, психолог, клинический психолог, судебный эксперт-психолог. Проведение судебной психологической экспертизы и досудебных исследований.
тел. +7 911 215 46 91

Разводы в наше время стали привычным событием, к сожалению, их количество растет с каждым годом, еще большее сожаление вызывает процент высококонфликтных разводов. Именно такие разводы, как правило, оказываются в поле зрения психологов-экспертов ввиду того, что возникающие споры о воспитании детей и порядке общения с ними решаются путем обращения в суд.

Суд в свою очередь обращается за помощью к психологам и назначает судебную психологическую экспертизу или комплексную психолого-психиатрическую экспертизу в рамках производства по гражданскому делу. Экспертиза может быть назначена как в отношении родителей ребенка, обоих или одного, так и в отношении самого ребенка.

Сегодня мы поговорим о экспертизе назначаемой судом в отношении ребенка.

Сразу скажу, что помимо суда за психологической экспертизой детей родители, которых находиться в ситуации развода, могут обращаться не только судебные органы, но и сами родители, или их представители (юристы и адвокаты), в этом случае это будет досудебное психологической исследование, а не судебная психологическая экспертиза.

Разница в названиях обусловлена тем, что в случаи назначения экспертизы судом, психолог приобретает статус эксперта и дает суду подписку о том, что предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, заключений эксперта, специалист, согласно ст. 307 УК РФ.

В ситуациях обращения к психологу одной из сторон во внесудебном порядке, такая подписка с психолога не берется, ибо такое право есть только у суда и следственных органов, если речь идет об уголовном процессе, поэтому психолог не имеет процессуального статус эксперта, а выступает в качестве специалиста и по сути дает консультацию оформленную письменно в виде заключения специалиста. Такое заключение может рассматриваться судом в качестве доказательств по делу и приравнено к экспертному заключению, но только в том случае, если суд сочтет его надлежащим. А что бы суд, счел заключение психолога надлежащим, специалист который проводит досудебное исследование и пишет заключение по нему должен быть соответствующей квалификации, которую он обязан подтвердить документально, о том как оформлять заключение специалиста в рамках досудебной психологической экспертизы я ранее ужу писал.

Итак, перед судом стоит задача решить, с кем из родителей оставлять ребенка после развода, суд опираясь на свой опыт и законы, конечно же может принять то или иное решение, он может учитывать и мнение самого ребенка, если ему уже есть 10 лет, но прежде всего закон велит суду действовать в интересах несовершеннолетнего и всесторонне исследовать суть дела. Поскольку суд, не обладает специальными познаниями в сфере психологии, он обращается за мнением к эксперту, назначая экспертизу. Существуют как государственные, так и негосударственные экспертные организации, куда суд может направить постановление о проведении психологической экспертизы. Кроме того в практике судов есть опыт назначения экспертиз как психологам государственных или частных образовательных учреждений так и психологам различных психологических или психолого-педагогических центров. В настоящее время эта практика у судей получает больший приоритет, в виду того, что в государственных экспертных учреждениях довольно большая очередь и время ожидания может оказаться солидным, а у суда есть процессуальные сроки в которые им нужно успеть рассмотреть дело, за задержку сроков их могут наказать, вот и стремятся суды в сжатые сроки получить экспертное заключение, а потому назначают их психологам различных учреждений, где имеются соответствующие специалисты. Кроме того, закон дает возможность сторонам гражданского процесса (родителям) самим предложить кандидатуру психолога, который может стать экспертом по делу. И если суд устроит квалификация психолога, предложенного какой-либо стороной, то суд назначает его экспертом. Таким образом, вполне реальна ситуация, когда психолог, который до развода наблюдал ребенка, работал с ним, может быть привлечен судом в качестве эксперта.

Документы гражданского дела в полном объеме отправляются эксперту, который при проведении исследования, обязан изучить их и дать им оценку сквозь призму психологического анализа.

Теперь о задачах, вместе с материалами гражданского дела, суд направляет эксперту постановление о проведении психологической экспертизы, в этом документе содержаться вопросы которые ставятся на разрешение эксперту. Именно на вопросы которые имеются в постановлении эксперт обязан ответить суду в рамках своей компетенции.

Существует довольно стандартный набор вопросов к психологам, которые интересуют суд в гражданских процессах об определении места жительства детей и порядке общения.

В частности на разрешение психологической экспертизы в отношении детей родители которых находятся в ситуации высоконфликтного развода, обычно выноситься следующие вопросы:

-К кому из родителей ребенок привязан больше?

-Каково психологическое отношение ребёнка к каждому из родителей?

-Каково отношение несовершеннолетнего к родителям вместе и к каждому в отдельности, к кому из родителей ребенок привязан в большей степени, чем это характеризуется?

-Каково реальное психологическое отношение и привязанность ребенка к другим членам семьи (бабушкам, дедушкам и другим родственникам)?

-Каковы индивидуально-психологические характеристики и особенности ребёнка?

-Какой из вариантов проживания несовершеннолетнего ребенка с родителями причинит наименьший ущерб его психике и психологическому комфорту?

-Кто из родителей имеет для ребенка наибольший авторитет, влияние?

-Самостоятельно ли или под влиянием третьих лиц у ребенка сформировалось желание проживать с матерью (отцом)?

-Соответствует ли уровень психического развития ребенка возрастным нормам?

Конечно, это не весь список вопросов, которые могу интересовать суд, и не все из них ставятся на разрешения эксперта, в моей практике в среднем на экспертизу выносятся 4-6 вопросов.

Иногда суд ставит перед экспертом вопросы, которые выходят за пределы профессиональной компетенции психолога и на такие вопросы психолог не может ответить суду, к примеру это вопросы о том, с отцом или матерью после развода надлежит проживать ребенку, какой порядок общения с отдельно проживающим родителем будет более целесообразен, эти вопросы относятся исключительно к компетенции суда.

Написав в экспертном заключении, с кем из родителей находящихся в процессе развода более целесообразно проживать ребенку, какой порядок общения с отдельно проживающим родителем желателен, специалисты-психологи превышают свою компетенцию и выходят за ее рамки.

Только суд может решать на основе всех доказательств по делу, в том числе с учетом результатов психологической экспертизы, с кем может проживать ребенок и каков будет порядок общения с ним отдельно проживающего родителя.

Однако судьи часто ставят такие вопросы перед специалистами, и в этом случае эксперт, вправе не отвечать на него, указывая, что вопрос не в рамках его компетенции.

Довольно часто суды привлекают специалистов-психологов для того что бы он помог поставить правильные вопросы и такая тенденция становиться в настоящее время все более явной, что не может не радовать.

Итак, вопросы поставлены, и приходит время начать исследование.

Ознакомившись с материалами дела, изучив и проанализировав их с психологической точки зрения психолог должен составить план исследования, продумать ход направленной психологический беседы, подобрать адекватные методики диагностики которые будут отвечать требованиям валидности и помогут эксперту ответить на поставленные перед ним вопросы.

Если данная сатья получит положительный отклик  читателей, то в продолжение этого материала мы поговорим о том, какие диагностические методики считаются экспертными и как их использовать в делах об определении места жительства ребенка. 

Спасибо за внимание и интерес!

Кудзилов Дмитрий Борисович, проведение судебных экспертиз и досудебных  исследований, тел. +7911 215 46 91

Источник: https://www.b17.ru/article/55626/

Психологическая экспертиза определила место проживания ребенка

Экспертиза при определении места жительства ребенка

Суд установил наименьший ущерб детской психике

31.08.2020

[share-buttons]

В Пермском крае бывшие супруги подали друг к другу судебные иски, чтобы решить, с кем из них ребенку будет лучше. Суд назначил психолого-педагогическую экспертизу в отношении всех троих. Выяснилось, что проживание девочки с мамой причинит наименьший ущерб детской психике, но отец ребенка с таким заключением не согласился.

Официально разведенные Татьяна и Владислав Калмыковы (фамилия изменена) судились из-за детей. Ранее Кунгурский городской суд Пермского края определил порядок общения детей с отцом и оставил 15-летнего Никиту и 9-летнюю Милану проживать с матерью. При этом отец, по решению суда, обязан был выплачивать алименты.

Однако Татьяна подала к бывшему мужу иск. По ее словам, экс-супруг постоянно оскорбляет ее в присутствии детей, от выплаты алиментов уклоняется, дочь забирает без предварительного согласия и после этого не отвечает на телефонные звонки.

На момент подачи искового заявления Милана уже на протяжении месяца жила с отцом. Идти на компромисс и возвращать ребенка Владислав отказывался. Вместо этого он подал встречный иск, в котором заявил, что Милана вовсе не против жить с ним и его новой супругой.

Поэтому необходимо определить место ее постоянного проживания с отцом. Тем более, что материально Владислав обеспечен.

Чтобы выяснить, с кем девочке будет комфортнее, суд назначил психолого-педагогическую экспертизу. Исследования проводились в игровой форме. В назначенный день собрались все «действующие лица».
Эксперты отметили, что Милана опрятно одета, по погоде.

Девочка выглядит в соответствии со своим возрастом. На обследование она пришла с папой, его женой и бабушкой со стороны папы. Знает, что встретится с мамой и выглядит взволнованно. Адаптация в новых условиях проходит быстро. Уровень физической активности нормальный.

Мимика и пантомимика выражены, движения – без затруднений. Речь развита, словарный запас достаточный, произношение правильное, вербальные реакции активные. Тревожность проявляется в чрезмерной речевой активности.

Контакт с экспертами активный, девочка отзывчива на позитивное внимание.

Когда Милану попросили нарисовать несуществующее животное, она нарисовала «Чу-Чу» — два овала, на одном из которых были острые «уши», а на другом — четыре палочки вместо ног.

Девочка рассказала, что это «оно, никто, ребенок, нигде не живет — только на картинке». По ее словам, у животного есть семья, мама и папа, но у них нет ни врагов, ни друзей. Чу-Чу мечтает переехать в другой дом.

С этими родителями ему жить не нравится. Самой же девочке животное тоже не очень нравилось.

Эксперты отметили признаки незначительного снижения интеллекта, инфантильное поведение, поверхностные и ситуативные эмоции, проблемы с концентрацией внимания.

Стиль мышления ребенка — синтетический, повышенная склонность к фантазированию, повышенная обидчивость, склонность к ревности. Агрессивная реакция на стресс. Мотивация избегания конфликтов преобладает над мотивацией достижения цели.

Повышенная зависимость от средовых воздействий говорит о повышенной внушаемости ребенка.

Существенная разница между тем, как девочка общается с матерью, и избегание контакта с отцом и членами его семьи говорят о том, что желание жить с папой сформировалось под его давлением.

Для Владислава Калмыкова характерны эмоциональная неустойчивость, повышенная тревожность, артистичность, инфантилизм, высокая чувствительность к средовым воздействиям. Его настроение зависит от мнения окружающих и стремления им нравиться.

Отношения с дочерью основаны на закрытости, нерешительности и повышенной стеснительности. Временами возникают трудности при установлении контакта. В целом, ситуация эмоционально напряженная.

Потворствующая гиперпротекция Владислава способствует развитию у дочери демонстративных, истероидных и гипертимных черт личности.

Исследование индивидуально-психологических особенностей Татьяны Калмыковой показало, что мать стремится к намеренному искажению результатов тестов. Эксперты выявили ее желание получить «нормальный» результат и декларирование социально одобряемых личностных качеств.

Также отмечено выраженное стремление влиять на других людей. Татьяна хочет, чтобы в ней видели интересную и неординарную личность. Очень требовательна к своему партнеру, ищет труднодостижимого совершенства в своей личной жизни. Эмоционально лабильна, активна, нетерпелива.

Отмечена также высокая мотивация достижений и склонность к доминированию.

Наблюдаемое общение Татьяны с дочерью происходило в отдельной комнате без третьих лиц. Оно было эмоционально теплым и содержательным. Поведение Миланы в присутствии мамы было естественным и без экзальтации. По окончанию исследований девочка настаивала на том, чтобы поехать в Кунгур с мамой и тетей Олей, радовалась, что встретит дядю, брата Никиту и двоюродного брата Рому.

По мнению экспертов, воспитательные установки Татьяны негармоничных патологизирующих признаков не содержат. Отношения с дочерью стабильные и ровные. Исследование выявило, что именно семью мамы ребенок считает своей семьей.

С мамой выстроены наиболее близкие эмоциональные отношения. Истинность желания жить с отцом сомнительна. С учетом всех выявленных факторов, проживание девочки в семье матери причинит меньший ущерб детской психике.

При этом надо учитывать важность регулярного общения с отцом, но общение с ним должно быть структурировано.

Отношения между родителями Милана воспринимает как враждебные, но нуждается в общении с каждым из родителей. В ее поведении отмечена тенденция к манипулированию обоими родителями и стремление получить свою выгоду. В дальнейшем, по мнению экспертов, если родители не договорятся между собой, механизм манипуляции может принять уродливые формы ультимативного поведения и шантажа.

Владислав не согласился с выводами заключения. Будучи уверенным в том, что дочери с ним будет лучше, он выполнил рецензию психолого-педагогической экспертизы. Однако ее анализ подтвердил правильность и объективность сделанных выводов.

Ответы на поставленные перед экспертами вопросы полные и исчерпывающие. Компетентность и образование экспертов подтверждены документально. Экспертиза выполнена с соблюдением методических рекомендаций и требований российского законодательства.

Ее выводы обоснованы и не вызывают сомнений в верности и точности.

По решению суда, место жительства Миланы Калмыковой определено по адресу проживания матери.

Хотите получать интересные примеры из нашей практики?

Источник: https://recense.exprus.ru/sud-ustanovil-naimenshij-ushherb-detskoj-psixike/

Судебная экспертиза при определении места жительства детей | Центр Практических Консультаций

Экспертиза при определении места жительства ребенка

Практика Верховного Суда РФ

По требованиям об определении места жительства детей при раздельном проживании родителей в целях всестороннего и полного исследования доказательств и обстоятельств дела суд назначает экспертизу для диагностики внутрисемейных отношений.

Такого рода споры между родителями разрешаются судом с учетом мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет.

Определение Верховного Суда РФ № 45-КГ15-3(Обзор практики ВС РФ№ 4 от 23.12.2015 г.)

Р. (отец несовершеннолетних детей) обратился в суд с иском к Е. (матери несовершеннолетних детей) об определении места жительства детей Д. и Н., освобождении от уплаты алиментов в отношении детей, возложении на ответчика обязанности передать детей истцу.

Е. исковые требования не признала и обратилась со встречным иском к Р., в котором просила определить место жительства детей с ней.

Как установлено судом и подтверждено доказательствами по делу, брак между Е. и Р. прекращен 21 мая 2011 г. на основании решения мирового судьи. От брака стороны имеют двух несовершеннолетних детей Д. и Н. Судебным приказом от 22 января 2013 г. с Р. в пользу Е. взысканы алименты на содержание детей Д. и Н.

Р. и Е. проживают раздельно, несовершеннолетние дети Д. и Н. с сентября 2013 года по июнь 2014 года проживали с отцом.

В соответствии с актом обследования жилищно-бытовых условий от 27 июня 2014 г. по месту жительства Р. проживает вместе с женой Т. и четырьмя несовершеннолетними детьми (три сына и дочь Т.) в двухкомнатной квартире общей площадью 41,7 кв.м.

У детей имеется отдельная комната, в которой присутствуют спальные места, имеются два стола для выполнения уроков, компьютер, принтер, шкаф для детской одежды, большое количество игрушек. Д. обучается в общеобразовательной школе, посещает секцию тэквандо, Н.

является воспитанником детского сада.

Согласно акту обследования жилищно-бытовых условий от 30 июня 2014 г. по месту жительства Е. на момент обследования она проживает с несовершеннолетними детьми в двухкомнатной квартире.

В квартире имеется необходимая мебель для проживания, детям выделена отдельная комната 16 кв.м, где есть спальные места для детей, стол для занятий, телевизор, компьютер, игрушки, книги и др. По месту жительства Е.

созданы необходимые условия для проживания несовершеннолетних детей.

Разрешая спор и определяя место жительства несовершеннолетних детей с отцом, суд первой инстанции, руководствуясь ст.

61 и 65 Семейного кодекса Российской Федерации (далее – СК РФ), исходил из того, что с сентября 2013 года дети проживали и воспитывались с отцом, которым созданы надлежащие условия для их воспитания, развития иобразования, у детей сложился привычный круг общения.

Кроме того, суд принял во внимание заключение органа социальной защиты, согласно которому место жительства несовершеннолетних Д. и Н. возможно определить по месту жительства их отца Р.

С выводами суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные постановления, как принятые с существенным нарушением норм материального и процессуального права, и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав в том числе следующее.

Пунктом 1 ст. 3 Конвенции о правах ребенка провозглашено, что во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.

Согласно разъяснениям, изложенным в пп. 5, 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г.

№ 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», при решении вопроса о месте жительства несовершеннолетнего ребенка при раздельном проживании родителей следует принимать во внимание помимо указанных в п. 3 ст.

65 СК РФ обстоятельств реальную возможность родителя обеспечить надлежащее воспитание ребенка, характер сложившихся взаимоотношений родителя с ребенком, привязанность ребенка к лицам, у которых он находится, другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей.

В соответствии с ч. 2 ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

По данному делу по требованиям родителей об определении места жительства детей одним из юридически значимых и подлежащих доказыванию обстоятельств с учетом подлежащих применению норм материального права являлось выяснение вопроса о том, проживание с кем из родителей (матерью или отцом) наиболее полно будет соответствовать интересам детей.

Исходя из положений ст.

67, 71, 195–198 ГПК РФ выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости (ст. 59, 60 ГПК РФ). В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства, установленные ст. 2 названного кодекса.

Оценка доказательств и отражение ее результатов в судебном решении являются проявлением дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, вытекающих из принципа самостоятельности судебной власти, что, однако, не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.

Эти требования закона судами первой и апелляционной инстанций выполнены не были.

Перечислив доводы сторон и доказательства, суд не отразил в решении мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, а другие доказательства отвергнуты, и основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими, то есть решение суда нельзя назвать мотивированным.

Судом не учтено, что при рассмотрении дела он обязан исследовать

по существу все фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, иное приводило бы к тому, что право на судебную защиту, закрепленное в ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации, оказывалось бы существенно ущемленным.

Определяя местом жительства несовершеннолетних детей место жительства истца, суд первой инстанции сослался на заключение компетентного органа, согласно которому ввиду того, что дети с сентября 2003 года проживали и воспитывались ответчиком и им были созданы надлежащие условия для их воспитания, развития и образования, возможно проживание несовершеннолетних детей с их отцом.

Между тем в материалах дела содержатся заключения в отношении несовершеннолетних Д. и Н., составленные директором муниципальногобюджетного учреждения – центра психолого-педагогической поддержки несовершеннолетних В.

, являющейся педагогом-психологом, из которых следует, что мальчики в большей степени испытывают доверительные отношения к маме и негативно относятся как к самому Р., так и к его новой семье, проживать с ними не хотят.

Суд критически отнесся к заключению органа социальной защиты, в соответствии с которым по месту жительства Е.

созданы необходимые условия для проживания детей и которым рекомендовано оставить детей с матерью, тогда как по месту проживания Р.

соответствующие условия для проживания четырех детей не созданы, поскольку размер выделенной для детей комнаты составляет 12 кв.м, что не соответствует нормам.

Как установлено судом и отражено в акте обследования жилищно-бытовых условий, проведенного по месту жительства Р. (отца несовершеннолетних детей), Р. проживает вместе с женой Т., детьми Д., Н., А. и К.

в двухкомнатной квартире общей площадью 41,7 кв.м, жилой площадью 21,8 кв.м., ½ доли данной квартиры принадлежит на праве собственности Т. Проживающие в одной из комнат площадью 12 кв.

м четверо детей являются лицами разного пола.

Согласно ст. 12 Конвенции о правах ребенка ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, должно быть обеспечено право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим его, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка.

С этой целью ребенку, в частности, предоставляется возможность быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, затрагивающего ребенка, либо непосредственно, либо через представителя или соответствующий орган в порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального законодательства.

Как указано в ст. 57 СК РФ, ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства.

Учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. В случаях, предусмотренных ст.

59, 72, 132, 134, 136, 143, 145 названного кодекса, органы опеки и попечительства или суд могут принять решение только с согласия ребенка, достигшего возраста десяти лет.

При этом мнение ребенка о том, с кем из родителей он желает проживать, выявляется, как правило, органами опеки и попечительства, составляющими акты обследования жилищно-бытовых условий и соответствующие заключения. Кроме того, мнение ребенка выявляетсятакже педагогами или воспитателями детских учреждений по месту учебы или нахождения ребенка, социальными педагогами школы, инспекторами по делам несовершеннолетних.

Между тем, решая вопрос о предпочтении проживания несовершеннолетних Д. и Н. с истцом, суд в нарушение приведенных норм права не учел желание старшего сына бывших супругов проживать со своей матерью по месту ее жительства.

Будучи опрошенным в судебном заседании, несовершеннолетний Д. последовательно утверждал о своем желании проживать с матерью.

Мальчик указывал на то, что проживать по месту жительства мамы ему нравится больше, у него появились новые друзья, с которыми он гуляет и к которым ходит в гости, посещает спортивную секцию.

По мнению ребенка, он хочет учиться в школе, находящейся в городе, мама с ним занимается домашними уроками, гуляет, покупает одежду и игрушки.

Опрошенный в ходе рассмотрения дела судом первой инстанции педагог-психолог В. пояснила, что несовершеннолетний Д. выразил желание жить с матерью, что также было отражено в психолого-педагогическом обследовании ребенка от 30 июня 2014 г.

Согласно принципу 6 Декларации прав ребенка, принятой Резолюцией 1386 (XIV) Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 г., ребенок для полного и гармоничного развития его личности нуждается в любви и понимании.

Он должен, когда это возможно, расти на попечении и под ответственностью своих родителей и во всяком случае в атмосфере любви и моральной и материальной обеспеченности; малолетний ребенок не должен, кроме случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью.

Между тем суд не установил и не указал на такие исключительные обстоятельства разлучения с матерью малолетних Д. и Н. при решении вопроса о месте жительства детей с отцом.

Помимо изложенного выше при определении места жительства ребенка с одним из родителей юридически значимыми обстоятельствами, влияющими на правильное разрешение такого рода споров, являются: проявление одним из родителей большей заботы и внимания к ребенку; социальное поведение родителей; морально-психологическая обстановка, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей; возможность своевременного получения медицинской помощи; наличие или отсутствие у родителей другой семьи; привычный круг общения ребенка (друзья, воспитатели, учителя); привязанность ребенка не только к родителям, братьям и сестрам, но и к дедушкам, бабушкам, проживающим с ними одной семьей, приближенность места жительства родственников (бабушек, дедушек, братьев, сестер и т.д.), которые реально могут помочьродителю, с которым остается проживать ребенок, в его воспитании; удобство расположения образовательных учреждений, спортивных клубов и учреждений дополнительного образования, которые посещает ребенок, и возможность создания каждым из родителей условий для посещения таких дополнительных занятий; цель предъявления иска.

При установлении тех или иных обстоятельств, требующих специальных знаний, суд назначает экспертизу для диагностики внутрисемейных отношений и взаимоотношений ребенка с каждым из родителей, для выявления психологических особенностей каждого из родителей и ребенка, для психологического анализа ситуации в целом (семейного конфликта), для определения наличия или отсутствия психологического влияния на ребенка со стороны одного из родителей. В этих целях судами, в частности, должны быть назначены судебно-психологические, судебно-психиатрические, а также комплексные судебные экспертизы (психолого-психиатрические, психолого-педагогические, психолого-валеологические, социально-психологические).

Указанные вопросы не были поставлены судом на обсуждение и не исследовались, а заключение органа опеки и попечительства, на основании которого был сделан вывод о соответствии проживания детей с отцом их интересам, принято во внимание без учета всех юридически значимых по делу обстоятельств.

Определение № 45-КГ15-3

Источник: https://cpk42.com/sudebnaia-ekspertiza-pri-opredelenii-mesta-zhitelstva-detei/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.